Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Смелость сильнее страха(Как я научился плавать)

В детстве я сильно хотел научиться плавать. Я просил братьев: "Научите меня". Они показывали мне как гребсти руками и бить ногами. Я пробовал за ними ложиться на воду и камушком шел на дно. В ужасе выпрыгивал из воды, тёр глаза и отплевывался. Братья смеялись надо мною. А старший, Женя, говорил: "Давайте, раскачаем его и забросим, где с ручками, – сразу научится". "Мама!" – кричал я и убегал от воды подальше.

Жила наша семья в те годы на Северном Кавказе: сверкающие льдом и снегом горы, горячее южное солнце, шумящие водопады, голубые потоки, Кубань –река, бегущая на просторы степные. Хлебный, цветущий, благодатный край, – много там живет народу разного.

Как–то летом пошли ребята с улицы на Кубань. С братьями мать отпускала и меня. Отпросился пойти с нами Заур, мой сверстник. Заур – черкесс, я – русский. Никакой разницы между нами я не находил. Мальчишки мы были веселые, шустрые и загорелые. Единственно, я – русый, а он был черноволосый и сало не ел, да я в ту пору тоже из колбасы жиринки выковыривал. Мы с ним очень дружили, вместе в первый класс ходили.

Кубань – река горная. Жара держалась весь июль. Снега на горах много таяло. Разлилась Кубань. Вода шла бурная, мутная, несла коряги и целые деревья, в глубине валуны ворочала – на реке гул стоял.

Старшие погоняли в футбол, сплавали и сели в карты играть. А мы с Зауром нашли мелкую заводь, ныряли топориком, плескались да замки из песка строили.

Солнце палило нещадно. Картежникам лень вставать, послали нас воды принести. Заур подошел к бурлящей под берегом воде первым, нагнулся и стал фляжку набирать. А река берег подрыла, земля трещину дала, и вдруг расступилась и обрушилась. И Заур кувырнулся, под водой скрылся, он даже вскрикнуть не успел. От неожиданности и я оторопел. Стою, как истукан, – Заур ведь плавать тоже не умел. Стою, жду – вот он вынырнет, руку ему подам, сам к краю подходить боюсь. Жду его под собой. Гляжу – мамочки мои! как далеко его река протащила. Он только бедный выбарахтался наверх, хватил воздуха и опять скрылся. Одни ладошки из воды торчат. Несло Заура к повороту высокой кручи, где пенились буруны страшные.

"Спасите. Тонет, тонет!" – закричал я и побежал за помощью.

Ребята были в азарте, в фуражке горка мелочи. Они держали в руках карты и не слушали меня. "Теперь стук. Отойди, не мешайся. Кто тонет?" "Заур тонет! Он плавать не умеет", – говорил я и плакал.

"Ладно врать. Только что он здесь стоял". "Не верите? Не верите?! Тогда я сам!"

Откуда я духу набрался! С разбега – бултых в воду! Холодное, сильное течение подхватило меня. В начале было легко. Я не думал как плыву, вода сама несла, ровно щепку. Я вытягивал шею, искал Заура, но волны били в лицо, заливали глаза. Вскоре я нахлебался, закашлялся, движения мои спутались и я стал тонуть. Тут под меня кто-то поднырнул и вытолкнул на воздух. "Держись! Держись! Куда гребешь! На бурунах пропадем!" – кричал не своим голосом, перекрикивая гул реки, мой старший брат и отталкивал меня от кручи. А впереди нас мелькали руки других ребят. Они гнались за Зауром. Его черная голова уже ныряла в бурунах.

Как они его нагнали, как спасли, я не видел. Меня самого брат еле вытащил на перекате из уносящего потока. На берегу он дал мне такую затрещину, что я взвыл. "Реви, реви. А, а, фу, отдышаться не могу, а если бы ты утонул?" Когда мы подошли, Заура уже откачали. Он сидел на траве и смотрел большими удивленными глазами на обступивших его людей, точно только проснулся.

"Ну ладно, – сказал Женя. – Главное живой. Идти можешь? Тогда пошли домой. Вместе, впереди идите и не шагу в сторону! То же мне, друзья – не разлей вода". Я взял Заура за руку и мы пошли. Позади нас слышался разговор. "Меньшой, братец ваш, герой. Если бы не он...".

«Этому герою мы еще дома всыпим, что он неделю на задницу не сядет". И опять я слева и справа получил по подзатыльнику. Пусть слезы и шли из моих глаз, больно мне не было. Я радовался: Заур не утонул, я плавать научился, было страшно, да смелость сильнее страха. А с Зауром мы еще крепче сдружились, нас часто называли: "Два друга – не разлей вода".