Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Пёс и цепь

Принесли люди в дом щенка: смешного, мордастого. Он тыкался в блюдце с молоком и ползал на брюхе.

Спустя неделю он поднялся на лапы, завилял хвостом и затявкал. Все с ним забавлялись. Он бегал на воле и радовался жизни.

Когда щенок подрос и научился кусаться, его посадили на цепь. И сказали ему: "Служи нам. Ты – пес, и служба твоя в том, чтобы охранять дом. А чтобы ты не убегал со службы, мы привязали тебя".

Пес сидел на цепи и глядел на дорогу. Мимо проходили люди и пробегали собаки. Ему казалось, что все они живут настоящей вольной жизнью и служат настоящую большую службу, и только он один сидит и ничего не делает. От стыда он вскакивал и скулил. И часто, для вида, что тоже службу служит, лаял на прохожих.

Пес рвался на волю и, когда вырос, оборвал цепь. Перед ним открылись многочисленные дороги нового для него мира, и он побежал по ним в поисках своего дела в нем.

Люди пугались его. "Не подходи, укусит, – говорили они. – Видите у него на шее цепь болтается. Гоните эту собаку прочь!"

Пес не трогал людей, но и не знал как к ним подступиться, чтобы послужив им, обрести в них друзей. Он был свободен и был очень одинок. Когда же он приходил к своим собратьям, те сидели на цепях, принимали его за врага и гавкали на него.

Встречал пес и свободных собак. Одни из них были старые, грязные, никому не нужные, с унылым видом бродившие по городу. И пес чувствовал, что не для того он вырвался на волю, чтобы опуститься, как они. Другие собаки бегали стаями, обнюхивая друг друга. Хозяева отпускали их на ночь, к утру они возвращались по своим конурам. Эти смотрели на него недоверчиво: ночь коротка, им лишь бы порезвиться. Встречал пес и таких собак, которые с подлизывающимися мордами терлись о ноги смачно жующих людей в ожидании подачек. Пес глотал слюни и поскорее убегал от этого места, боясь унизиться из – за куска хлеба, который он хотел заработать честной службой.

Прошел день, второй, третий. Пес оголодал. Друзей не нашел. Никто его не понимал, он и сам засомневался в себе. Пробегал он как – то у ворот родного дома и забежал во двор. Обрадовались хозяева, приласкали, накормили. А он в миг, забыв обо всем, сам терся своей головой о их ноги, лизал им руки и радостно мел хвостом, видя как ему несут полную миску супа. Хозяева гладили его и говорили: "Дурачок, ты наш, где бегал, что искал? Ребра повылазили. Поешь, поешь, без нас пропадешь". "Ничего, с этой цепи ты теперь не убежишь", – сказали они и посадили его на новую толстую тяжелую цепь.

Пес видел жизнь проходившую мимо него. Он рвался к ней, но, гремя железом, натягивалась цепь и ошейник перехватывал горло. Пес затихал. Прохожие останавливались и говорили: "И что он гавкает, хрипит, душится? Видно за то собаку кормят, что она на людей бросается".

Порой пса отпускали побегать во дворе. Первый раз он попробовал побеситься и вытоптал огород. Его побили за это. Поэтому он ученый ходит по дорожкам, подходит к воротам и глядит сквозь решетки забора на прохожих. Если дверь не заперта, он выходит на дорогу и долго стоит, молчит, пока хозяева не позовут его на место.

А куда бежать? К кому? К чему? Все равно все на цепях. От цепи не убежишь. Он так и умер на цепи.